Игорь Горбан. «Я из Одессы, здрасьте!»

  Автор:
  1129

Глядя на картины и старые фотографии, можно бесконечно возвращаться в Одессу 70х, как по улицам, гуляя в чужих воспоминаниях. Вдыхать запах фруктов, согретых солнцем, выбирать свежую рыбу на Привозе, слышать рокочущий выговор из смеси русского, мовы и идиша и видеть оживших персонажей, каждый из которых сам по себе находка для сценариста. Колоритные, наглые, шумные, живущие каждый в своем уникальном сумасшествии.

Одесский художник Игорь Горбан в свой ранний период рисовал городские пейзажи, в яркой гамме южного солнца. И только сейчас памяти начали всплывать люди, оставшиеся в той в эпохе.

odessa2Тетя Маня и ее муж Дубчик. Их легендарный внучек Апашуня и  слепошарая баба Маруся, это только малая часть персонажей, оживающих на картинах и в рассказах Игоря. Я уже живу жизнью того одесского двора, полного коммуналок, где невозможно скрыть свою истинную сущность и соседи — не только соседи. Это любовники, судьи, враги и друзья на час. Кто угодно, только не равнодушные наблюдатели. Большая, больная на голову, благородная, страдающая всеми порока сразу и неожиданно великодушная – Семья:

«…тетя Маня, та самая, что кидала во врагов своей вставной челюстью, частенько громко заявляла на весь двор: «Ну знаю, что мой Дубчик,  он ходит к этой никейве напротив, ну так и шо, так я сделаю на пару абортов меньше!» (В отличие от идиша, в Одессе никейва — это блядовитая женщина).

Тети Манин внук Павлик, которого все звали Апашуня,  провел первые пару лет детства под продуктово — алкоголическим магазином в Биробиджане, в компании бичей, химиков и прочих штымпов.

Когда в возрасте четырех лет он прибыл на Тираспольскую, то разговаривал только матом и некоторыми междометиями. Причем мат был такого качества, что старые одесситы двора, многое повидавшие в своей жизни, не улавливали его смысла. Потом Апашуня вырос, стал, конечно, незаконопослушным гражданином.

Когда по требованию жильцов появлялся участковый, чтоб обуздать Апашуню, то это заканчивалось всегда одинаково: они вдвоем пьяные и обкуренные стреляли в воздух с балкона и пели песни. Участковый палил из табельного Макарова, а Апашуня сразу из автомата».

odessa3«Рядом с нашим двором была автобусная остановка. И летом шоферы часто открывали капот, чтоб охладить мотор. Моторы у Лазов или Лиазов были сзади. А еще приезжали мусорные машины. Мусорщик с колоколом в руках заходил во двор и громко звонил и кричал: «Мусор, Мусор, Выносите Смиттьё». И люди несли в ведрах разный мусор и высыпали сзади ему чрево машины, а он стоял с лопатой, и матюкаясь за неточные броски, подчищал.

 И вот раз летом подслеповатая баба Маруся зафитилила полное ведро летних пищевых отходов с арбузными, корками и рыбьей требухой в работающий на малых оборотах открытый мотор автобуса. Было что послушать от охреневшего шофера. Баба Маруся ему ответила так: «Ничего страшного сынок, подберешь с пола, как всегда». Тот автобус простоял на остановке двое суток. Вместе с витиевато, по–одесски, матерящимся шофером».

Интересная статья? Поделитесь ею, пожалуйста, с другими:
Очень смешные реальные истории о русских женщинах, их мужьях и жизни!

Комментарии в Вконтакте
Комментарии в Фейсбук