Короткие смешные истории из реальной жизни

  Автор:
  849

«Бесценные старухи». Юмор

Сегодня на Морнинге мы читаем смешные истории, произошедшие в реальной жизни. Нет ничего веселей, чем энергичные женщины пенсионного возраста.

Больше смешных историй Хайфа — наша! и В поисках забытых талантов  и читайте здесь.

Автор Ольга Мартинес.

Все мы боимся старости. Мы ее не хотим. Даже с бонусом  в виде дачи, пенсии и бесплатного проезда на общественном транспорте. Старость рисуется нам как конец маршрута, сморщенный фейс и неизбежный радикулит, простатит и геморрой.

Но существуют люди, которые  прожили так, что на Страшном суде черти охренеют и попросят их повторить на бис!

Моя мама, или  Динка, дочь боевого генерала Мерихбейна, просто магнит для подобных персонажей. Иногда я бесцеремонно лезу в копилку ее сорокалетней дружбы. Плачу, смеюсь, завидую…

Контрабанда.

korotkie_smeshnyie_istorii_iz_realnoy_zhizni

Подруга моей мамы Анна Францевна, в просторечии Аника купила шестую по счету квартиру. На этот раз в Польше. И пригласила маму на новоселье. Динка сказала, чтобы Аника купила билеты, а многократный испанский Шенген у нее итак имеется.

— Вещей много не бери. Все там купим. И не забудь сказать, что ты едешь в Испанию, чтобы не придирались, — напутствовала  ее подруга.

В назначенный день мама подошла к белорусскому вокзалу и уставилась на табло, во сколько уходит «Полонез», но этого поезда в расписании не было. Пока она стояла в недоумении с пустым чемоданом, подошла Аника. Одета она была в куртку-спецовку, дырявую шапку. В руке она держала клетчатый баул челнока, в котором обнаружился самовар, открытая пачка чая и вареные яйца.

 — Что-то я не вижу, во сколько отходит «Полонез», — заволновалась Динка, поправляя очки.

— Какой «Полонез»? — удивилась Аника, — Поедем до Бреста на электричках, а там до Польши рукой подать!

Мама пошатнулась и чтобы не упасть, оперлась на свой пустой чемодан, но делать было нечего.

До польской границы они все же добрались, осталось пройти таможню.

 — Куда едет пани? — спросил маму пожилой таможенник.

— Пани едет в Испанию, — уверенным голосом соврала  мама.

— А зачем пани в Испанию?

— Навестить дочь. Моему внуку через неделю исполняется год.

— А почему пани едет через Польшу? На электричках?– таможенник слюнявил паспорт и заметно волновался.

— Пани боится лететь на самолетах.

— А пани знает, что когда она доберется до Мадрида, ее внуку вполне может исполниться два? И есть ли у пани деньги?

Динку начал утомлять этот бессмысленный спор, и она достала тугую пачку мелких денег, перевязанную резинкой.

— Считайте, пани, считайте, —  строгим голосом велел таможенник и она, запасаясь терпением начала:

— Пять евро да пять евро, это десять евро. Десять евро да пять евро это пятнадцать евро. Пятнадцать евро да десять евро…

Когда она дошла до трехсот, таможенник взорвался:

— Кладите уже чемодан на ленту.

Ее чемодан проехал туда и обратно четыре раза, когда таможенник наконец решился открыть его. Он в недоумении уставился на тонкую куртку и смену нижнего белья. Больше, как наказывала Аника,  в чемодане ничего не было.

Польский таможенник закипел. В остервенении он начал крутить и вертеть ее куртку, в попытке отодрать подкладку.

 — Осторожнее, пан, это же Хильфигер! – в ужасе закричала Динка. Тогда таможенник открыл пакет с трусами и вызвал подмогу.

После него мамины трусы понюхали сотрудник вокзала, женщина-полицейский и две собаки. Конечно, они надеялись найти крупную партию кокаина, но трусы пахли другим порошком. Стиральным.

За контрольной чертой уже час томилась Аника. Ее недоеденные яйца таможенник надкусывать не стал. Самовар и дырявая шапка вполне вписались в концепцию городской тетки, возвращающейся домой на электричке. А четверо сотрудников таможенной службы продолжали простукивать мамин чемодан.

Азарт на их лицах через полчаса сменился унынием, и они вяло пожелали пани счастливого пути.

— Последний раз я с тобой связалась! — психанула мама, пиная ногой ни в чем неповинный самовар.

— Я думала, что они просто примут тебя за дуру, а они – контрабанда да контрабанда!

Браслет

korotkie_smeshnyie_istorii_iz_realnoy_zhizniЖила Юлия, дочь советского министра, в доме на набережной. Высокая, статная, с непокорными каштановыми волосами. Отправив в корзину легенду советского спорта и генерала контрразведки,  она вышла замуж за известного художника.

Со временем Юлия превратилась в успешного издателя, специалиста по искусству, (еще бы, это самое искусство в оригинале висело на стенах у ее соседей по дому), и роскошную светскую даму.

Больше всех она любила свою подругу Динку и частенько забегала к нам в гости. Юлия влетала с мороза, принося запах невиданных духов и звеня серебряными браслетами.

Эти браслеты приводили меня в неистовство. Сильнее  всего в свои шесть лет я хотела носить эти браслеты дамасской чеканки, восхищаясь тончайшей авторской работой.

— Вот умру, — говорила Юлия, шикарно выпуская дым кольцами, — получишь ты свои браслеты!

Все последующие пять лет я встречала ее у порога, переминаясь с ноги на ногу, и  вопрошала с тоской:

— Юля, а когда ты умрешь???

Однажды, в небольшом перерыве между мужьями посватался к Юлии композитор союзного значения.  Но ей кого попало не подсунешь, она захотела опробовать жениха в деле. А он наотрез отказывался идти на свидание в дом на набережной или Метрополь. Не хотел светить всесоюзным ликом. Тогда Юлия пригласила его в нашу квартиру.

Мне, первокласснице, в этот день строго настрого наказали после школы идти к маме на работу, но я забыла и притащилась домой.

За дверью слышались звуки пианино и звонкий смех.

Я позвонила. Тишина. Потом крадущиеся шаги:

— Ляля, мамы нет, она на работе! Здесь незнакомый дядя твое пианино настраивает.

Но я не поверила и попыталась вынести дверь ногами. За дверью послышался яростный Юлин шепот:

 — Владимир, играйте!

И грянул «Турецкий марш».

Композитор и его чуткая натура не выдержали стресс-тест. Мы чуть не похоронили всесоюзную знаменитость. К тому же в мужья Юлия выбрала телекомментатора.

Овдовев, она поселилась на подмосковной даче, где сейчас летние месяцы проводит мой сын. Он растет и видит как Юлия и ее подруги, уходящая эпоха, рассматривают альбомы по искусству и играют на копеечку «на преферансе».

Теперь больше всего я хочу, чтобы он успел надышаться этой атмосферой старого московского поколения. И чтобы это никогда не кончалась. Но дамам далеко за семьдесят.

— Там в шкатулке лежат твои браслеты, — каждый год напоминает мне Юлия, — на меня больше не налезают!

А я ежусь от суеверного страха.

Потому что уже прошло больше тридцати лет. Я же хочу, чтобы пролетело еще десять, и еще пять, и еще хотя бы пару лет, а я продолжала приезжать к ней на дачу и спрашивать:

— Юля, а когда ты умрешь?

Психоделические планы.

korotkie_smeshnyie_istorii_iz_realnoy_zhizniВ Москву Ирочка Ерохина приехала из глубокой провинции. Она поражала своей русалочьей гибкостью, водопадом темно русых волос, кончавшимся где-то в районе талии, и водоворотом серых глаз. Ирочка была непрактичной, странной, с пугающими идеями и невыполнимыми психоделическими планами.

И пропала бы, сгинула неприспособленная к реальной жизни провинциалка, если бы не повстречала многоопытную Динку, внучку боевого генерала Мерихбейна.

Все их разговоры начинались и заканчивались одинаково. Ирочка излагала, а Динка в ужасе вскрикивала:

— Ты чтоль совсем дура, Ерохина??!!

Прошло тридцать пять лет. Русалка обросла новыми килограммами, как дерево кольцами. Водопады волос превратились в короткий седой ежик. Стала она неохватная, как дуб, с огромными сильными ручищами. Идеи и мысли ее стали просты и понятны. Но, как и раньше, она по любому поводу вступала во внутренний диалог с Динкой.

«Надо бы поднятся к Динке, а не охота. Станет чаем поить, а я с утра уже три раза попила. Вот позвоню ей в домофон и скажу, спускайся Дин, я тебя у подъезда подожду, и прям слышу, как она мне орет: «Ты чтоль совсем дура, Ерохина?»

И ведь звонит в домофон, и слышит как Динкин голос, многократно усиленный, орет на всю улицу:

— А чаю попить? Ты чтоль совсем дура, Ерохина?

Стала Ерохина социальным работником, которого боятся подопечные бабки и похоронные агенты. Под ней жалобно скрипят стулья и трясутся мелкой дрожью лифты. Но каким-то странным образом теперь ей подчиняется изменчивая реальность.  Для простых смертных от открытия до закрытия поликлиник и ЖЭКов проходит миг, а от завтрака на рабочем месте до обеда целая вечность.

Но когда Ирочка появляется в дверях, закрывая собой весь проем, в необъятном пальто и хипстерской шапке набок, перерыв заканчивается внезапно. В чай падают и размокают печеньки. Сразу выдаются все немыслимые справки. Выписываются самые стремные лекарства. Даже такая субстанция как время начинает течь обратно, если ей очень надо. По улице шагает гордая собой и невероятно счастливая Ирочка.

 — Ну что Динка, съела? Не такая уж и дура твоя Ерохина!

Вечная молодость.

korotkie_smeshnyie_istorii_iz_realnoy_zhizniЕлене уже к семидесяти. Моложавая, элегантная дама. Со своим собственным неповторимым стилем и багажом бывших любовников первой категории.

Я обожаю завалиться к ней на дачу, чтобы за коньяком чтобы послушать ее истории:

— …Встречаю тут своего бывшего, с которым не виделись тридцать лет. Обрадовались, обнялись, хлопнули за встречу по рюмашке, а он хватает меня за руку и к себе домой тащит.
— Ты со мной никак спать собрался???
— Я так соскучился по тебе за эти годы!
— А теперь представь: ты с меня пиджачок дорогой и блузочку снимаешь, а под ним гора целлюлита, восемь жировых складок и две грустные сиськи по животу стекают.
— …Нет, пожалуй лучше не надо! Да и спешу я! — ретировался товарищ. Звонит через два дня и сообщает дрожащим голосом:

— Зачем ты со мной так! Я теперь мучаюсь навязчивым кошмаром: стоишь ты в целлюлите, вся в складку, в сиськи замотана и манишь, манишь….

— Это еще не самое страшное. Если б я к тебе пошла, и ты достал свой бесполезный  сушеный уд, я бы точно сдохла со смеху. Ты ж меня на пятнадцать лет старше!!

Реальные яйца

eggsМоя прабабка Ольга Петровна была театральной актрисой и знала жизнь. Георгия Вениаминовича она случайно встретила осенью, уезжая из Коктебеля. В Москве они были едва знакомы.

 — Знакомьтесь, — Ольга Петровна, глядя на него с невозмутимостью мула, представила его своим друзьям, — Мой будущий муж.

Его участь была решена.

Он был обычным бухгалтер, исполнительный и аккуратный. Был счастливо женат, и даже не помышлял о разводе.

Увидев ее, он почувствовал, что в нем лопнула натянутая струна.

Он начал пить, бросил жену, пристрастился к картам, прокутил в Адлере казенные деньги, ненадолго сел, вышел, и …женился на прабабке. К тому времени у  нее уже была четырехлетняя дочка. История умалчивает, от которого из мужей.

Впоследствии, когда подошло время менять супруга, и прабабкиным избранником стал какой-то градоначальник, бывший муж не смог снести удара и сошел с ума, бегая за ней по улице с пистолетом.

Но в том короткий год, что они были счастливо женаты, они жили на всю катушку.

По субботам в гостиной собирались гости. Рассевшись в старинных креслах, под большим портретом прабабки в костюме Клеопатры,  они обсуждали нашумевшие московские премьеры. Это были большие «ценители искусства» — профсоюзные боссы и околотеатральные деятели.

Одна из них часто хвастала новыми приобретениями. Все приглашенные, всерьез считавшие себя знатоками, восхищенно заламывали руки.

В тот день гостье случилось приобресть истинный раритет. Пасхального Фаберже!

Только прабабка, повертев в руках яйцо в золоченой оправе, недоуменно отдала его назад.

— Подделка, — безапелляционно заявила Ольга Петровна.

           Гости ахнули.

— Вы уверенны?!!

— Милочка, я прожила жизнь. Когда в руки попадают настоящие яйца, забываешь обо всем на свете.

Больше смешных историй можно посмотреть на персональной страницу Ольги Мартинес в Фейсбуке.

Подписывайтесь на Морнинг. Продолжение следует всегда!

 

Интересная статья? Поделитесь ею, пожалуйста, с другими:
Очень смешные реальные истории о русских женщинах, их мужьях и жизни!
Комментарии на блоге
Один комментарий

Комментарии в Вконтакте
Комментарии в Фейсбук